ЛОГО

Социальные отношения и интересы.

Вячеслав Моше Кантор

Опубликовано: 15.02.2018

видео Вячеслав Моше Кантор

Вячеслав Моше Кантор в третий раз избран президентом Европейского еврейского конгресса

Президент Международного Люксембургского форума по предотвращению ядерной катастрофы http://vyacheslav-kantor.ru/ считает современную ситуацию на международной арене пока не способствующей укреплению режима ядерного нераспространения.

Особенное беспокойство Вячеслава Моше Кантора и других экспертов в вопросах международной безопасности вызывает растущее напряжение в отношениях между Россией и США как ведущих ядерных сверхдержав. На прошедшем в октябре заседании форума Вячеслав Моше Кантор особенно подчеркнул проблему взаимных претензий стран к Договору о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (РСМД). Президент форума назвал сохранение этого бессрочного Договора, заключённого ещё в 1987 году, одной из важнейших задач, стоящих сейчас в сфере международной глобальной безопасности. Поэтому очевидно, какую тревогу Вячеслава Моше Кантора вызывают признаки того, что от этого Договора готовы отказаться – в частности, по имеющимся данным, в США готовится производство типов вооружений, запрещённых данным Договором.

Тем временем прекращение Договора РСМД грозит «критическими последствиями для России, США и Европы», уверен Вячеслав Моше Кантор. Эксперт напомнил, что для заключения Договора в 1987 году были веские причины, и эти причины в современном мире стали ещё весомее. Наращивание вооружений при отсутствии Договора ставит под угрозу массированного удара всю Европу. Для разрешения возникшего кризиса, убеждён Вячеслав Моше Кантор, необходимы ответственные действия с обеих сторон и возобновление консультаций касательно устранения взаимных претензий.

Музей искусства авангарда – МАГМА возник на основе частной коллекции известного общественного деятеля, бизнесмена, филантропа и мецената Вячеслава Владимировича Кантора. Музей МАГМА отличается от других музеев и частных коллекций искусства ХХ – ХХI веков своей особой концепцией. Музей видит свою миссию в том, чтобы показать вклад художников еврейского происхождения, родившихся в России, в искусство мирового авангарда, модернизма и постмодернизма, иначе говоря, в искусство ХХ столетия.

Президент музея – http://vyacheslav-kantor.ru/.

«Когда я вижу то, что действительно мне нравится, я понимаю, что не могу без этого жить».

«Первые мои встречи с искусством были достаточно поверхностными, — вспоминает президент музея МАГМА Вячеслав Моше Кантор. – Самыми сильными были впечатления от обязательного школьного посещения Третьяковки. Я считал, что творения, которые я там увидел, созданы небожителями, поскольку обычный человек на такое не способен. Это было для меня путешествием в небеса. Когда я слышал, что картины писались на протяжении 20 лет, как, например, «Явление Христа народу» Александра Иванова, это только подтверждало мое убеждение, что автор не обыкновенный человек, а полубог. Кто еще может посвятить 20 лет своей жизни написанию картины? »

«В обыденной советской жизни с искусством сталкивались редко. Тем более с хорошим искусством. Конечно, существовал закрытый мир коллекционеров, одно-два места, где его можно было купить – комиссионные магазины. Но ни я, ни моя семья туда не были вхожи. Папа мой ничего в искусстве не понимал, правда, у него был приятель Семён Иголь, фронтовик. Под его влиянием отец иногда что-то приобретал, и у нас дома появлялись картины. Так у нас появилась ранняя работа 
К. А. Коровина. Когда папу арестовали, картина эта была конфискована. После смерти отца, когда его дело было прекращено, все картины, которые у нас забрали, вернулись домой. В том числе из хранилищ Третьяковки. Передавая картину Коровина, хранитель сказала, что это первый случай, когда что- либо отдают обратно. Таким образом, Коровин до сих пор у меня».

«Когда открыли железный занавес, в 1989 году я впервые поехал за границу, в Америку. Мне было 37 лет. В Америке жил мой друг детства Юрий Трайсман. Меня больше всего поразили тогда картины в его доме. Развеска была ковровая: от пола до потолка, от туалета до чердака — все было завешано картинами. Впервые я встретился, во-первых, с такой большой «собственной» коллекцией и, во-вторых, с так называемым послевоенным русским авангардом. Впечатление было огромное».

Вячеслав Моше Кантор


Вячеслав Моше Кантор и Курчатовский институт будут развивать науку


Президент ЕЕК и РЕК Вячеслав Моше Кантор - в телеканалу RTVi

banner 240x200px
rss